mari_batinak (mari_batinak) wrote,
mari_batinak
mari_batinak

Categories:

Почему нельзя предлагать ОМОНу мороженое: история моих сокамерниц



Спустя несколько недель после того, как я вышла из СИЗО, я стала находить в интернете истории других задержанных, которые были в одной камере со мной. Вот одна из этих историй.

Сестры Елизавета и Екатерина вечером 10 августа возвращались из магазина с целой сумкой мороженого для всей семьи. Увидев около автобуса сотрудников милиции, которые мучились от жары, решили угостить их. В ответ те "запаковали" их в свой автобус.

"Мне очень страшно, — призналась 22-летняя Брестчанка Елизавета в самом начале нашего разговора. — Страшно лишний раз где-то светиться, что-то рассказывать. Страх сопровождает меня до сих пор. В первые дни я боялась ходить по улицам, боялась каждого шороха. Мне до сих пор кажется, что сейчас подъедет автобус, ко мне подойдут какие-то мужчины и меня снова заберут".

Но несмотря на это, она согласилась рассказать «БГ» о том, что с ней произошло. Ради тех, кто пережил подобное, но не может об этом сказать.

На следующий день после выборов, около восьми вечера, Елизавета вместе со старшей сестрой Екатериной, которая гостила в то время с маленьким ребенком в Бресте, отправились в магазин, чтобы купить мороженого для всей семьи. Они живут возле кинотеатра "Беларусь", на улице Куйбышева. Выходя в магазин, ничего необычного не заметили. На обратном пути увидели недалеко от их дома автобус. Рядом стояли сотрудники милиции, человек 25-30 молодых крепких парней.

В тот день, вспоминает Лиза, было жарко. Подойдя ближе, девушки увидели, что ребята изнывают от жары: поснимали с себя шлемы, балаклавы, стоять, обливаясь потом. Паспачуваўшы им, девушки подошли поближе и предложили угоститься мороженым... Их абсолютно мирный намерение, видимо, было расценено как-то иначе, поскольку в ответ на приказ старшего девушек взяли под руки и завели в автобус.

В автобусе они провели часа полтора. Сотрудники милиции забрали у них вещи, но милостиво позволили съесть по мороженому. После того, как в автобус «запаковали» еще пятерых мужчин, задержанных пересадили в милицейскую «Газель» и куда-то увезли. Куда — девушки не видели. Но по тем, что здание, куда они были доставлены, был новым, с хорошим ремонтом, предположили: в подвал Дома правосудия.

В камере два на три метра с одной лавочкой, куда поместили трех задержанных девушек, пришлось провести почти сутки. Никто не объяснил, за что они задержаны. Немного утешало то, что работники суда относились к ним с некоторым сочувствием. На их лицах, по словам девушек, читалось какое-то сожаление и удивление: откуда, мол, здесь взялись такие молодые, красивые девушки?

Лизу и Катю не оставляли мысли о родителях, которые, не дождавшись дочерей, наверное, бросились их искать. Но сообщить им о себе не было никакой возможности: телефоны забрали вместе с вещами.

Лиза говорит, что очень благодарна одной из сотрудниц, которая позволила ей отправить смс родителям, чтобы сообщить, что они задержаны, без каких-либо подробностей.

"Мы не представляли, что будет дальше, — вспоминает тот день Лиза. — Когда спрашивали, что с нами будет, нам говорили: мы не знаем, у нас раньше такого не было. Мы думали, что нам скажут: А-та-та, составят какой-то протокол и под утро отпустят. У нас и в мыслях не было, что наше пребывание в заключении затянется на трое суток...»

За ними пришли только около 18.00 следующего дня. С этого момента, по словам Лизы, для нее и началось самое страшное. Задержанных, сначала мужчин, а затем женщин вывели и запихнули в автозак. Ехать пришлось недолго, но за эти минуты сестры получили стресс больший, чем за все предыдущие сутки. Их не били, но отношение к задержанным со стороны конвоиров, было очень жестким. Они «выражались нецензурно и командовали криками».

"В автозаке мне стало по-настоящему страшно, - признается Лиза. — У меня была паника. Мы куда-то едем, куда — не знаем. Что происходит — не понимаем. Я всегда думала, что внутри автозака две лавочки, а там — крошечные камеры с решеткой. Мы втроем сидели на узкой, короткой скамье в крошечной камеры. Было очень жарко и нечем было дышать".

Они оказались в клетке. Не видели улицу, не было воздуха, было трудно дышать.

"Конвоир каждые две секунды орет. Было страшно просто от его крика. Ты не знаешь, что тебя ждет. То, что мы пережили до этого, казалось уже каким-то отелем пять звезд, где все включено, — вспоминает Лиза.

Их привезли в СИЗО, что рядом с "Інтурыстам". В дворе, по словам девушки, уже было около полусотни парней. Они стояли на коленях, руки за голову. Охранники на всех орали: "Бегом идем! Руки за спину! Прямо не смотрим! Глаза долу!"

"Я, насколько могла, собрала в себе всю веру в лучшее. Пыталась думать, что мир меня любит, что со мной ничего плохого не случится. Я в это верила, — продолжает свой рассказ Лиза. — Может, эта вера и помогла. Для меня, знаете, любая ситуация, даже самая страшная, несет в себе уроки. Я так на все смотрю".

Затем их повели на досмотр. Девушек, осматривали женщины-смотрительницы. Осматривали как настоящих заключенных. Заставили полностью раздеться и присесть три раза. Проверяли волосы, уши, стопы, все физиологические отверстия. Сняли шнурки, браслеты, ремни, косточки с бюстгалтэраў.

"Потом смотрительницы сопроводили нас в камеру с сарказмом и насмешкой: мол, посмотрите, как здесь у нас. Туалетной бумаги в камере нет, мыла тоже нет. А еще сказали, что кормить нас сегодня не будут. А мы уже сутки не ели. Мне так хотелось увидеть в глазах этих женщин хоть какое-то сострадание, жалость, сожаление, поддержку. Сначала даже подумалось, что они — заложники ситуации. Но потом в моей голове возникла мысль: а нормальная женщина, которая уважает себя, станет работать в таком месте? И у меня вопросы отпали", — делится переживаниями девушка.

Среди ночи в камеру привели еще десятерых девушек, через какое-то время еще. Так в пяцімеснай камеры оказалось 16 человек. Дали несколько матрасов, чтобы постелить на пол.

"Утром просыпаюсь, сердце стучит, казалось, выскочит. Тревога, страх. У нас в камере была женщина с букетом хронических заболеваний. Она — астматик, гипертоник и сардэчніца. Ей стало плохо и ее выводили к врачу. Так я поняла, что тоже могу попросить корвалол", — продолжала Лиза.

Женщины в камере знакомились и рассказывали, кого за что забрали, делились своими историями.

"Мои глаза расширялись каждый раз, как я слышала очередную историю. Ни одна девочка не была задержана действительно за какие-то противоправные действия. Кто-то шел домой, кто-то ехал на машине, кто-то сидел с мужем на лавочке, кто-то шел в офис оператора насчет интернета спросить. Всех по каким-то нелепым причинам забрали. Когда к нам зашел охранник, первое, что я спросила: "А нас здесь бить будут?" На что он ответил: "Мы что, садисты?" Я это спросила потому, что многие дзячаты в камеры были сильно избиты. У кого — то- синяки на животе или спине, у кого — то- на ногах. У кого-то разбита дубиной губа и подбородок. Одну девушку, как она объяснила, перепутали с парнем и "раздали" ей как мужчину: у нее были гематомы на голове, лице, ногах. Я видела это на свои глаза, и пусть не говорят, что все эти синяки — нарисованы, что это грим или фотошоп!", — с возмущением говорит Лиза.

В СИЗО Лиза и Катя были до 13 августа.

"Моя сестра чувствовала вину, что не уберегла меня. А мне казалось, что это была моя миссия — ее сберечь. Переживая друг за друга, мы не позволяли себе раскисать. Каждая понимала, что если я сейчас сдамся, то кто же будет в ответе за сестру. Все это время дяди-милиционеры делились на плохих и хороших. Хорошие жалели, приносили воды, еды, какие-то салфетки. Но были и те, которые подходили и говорили примерно следующее: да, вы будете сидеть здесь месяц, что захотим, то и сделаем. Нас имели право держать не более, чем 72 часа. К нам с сестрой пришли с допросом только через 67 часов от момента задержания. Мы все рассказывали, как есть. Кроме протокола, нам еще дали подписать бумагу с предупреждением, что если трапімся повторно при обстоятельствах, связанных с массовыми мероприятиями, нам светит уголовная статья. Это заставляли подписывать всех. Затем нам дали подписать повестку в суд с открытой датой (вместо даты – пробел)".

Вечером 13 августа девушек выпустили. У изолятора их встречали родители. Поскольку их не было в списках, родители почти двое суток ничего не знали о дочерях. Пережили первую ночь в неизвестности, а наутро, когда услышали новости, страх охватил их еще сильнее. В панике обзванивала всех знакомых, пытаясь хоть что-то выяснить. И только от сокамерниц, которые вышли из СИЗО сутками ранее, они узнали, где их дочери.

О том, что их будут судить 14 августа, девушки узнали случайно. Позвонил знакомый правозащитник, который увидал в списке судебных дел, назначенных судом Ленинского района к рассмотрению на этот день, их фамилии.

"Так как мы подписали повестки, то обязаны были явиться в суд. Собрались за 5 минут и поехали. И мой, и Катин судьи очень удивились, увидев нас: откуда мы вообще знаем, что сегодня суд. Хороший вопрос, да? — комментирует ситуацию Лиза. — Случайно задержанные, случайно узнали про суд ... не много ли случайностей в работе так называемой правоохранительной системы?"

Судья Семенчук А. вершил суд недолго. Лиге, признанной виновной по статье 23.34 "Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий" Коап, было вынесено предупреждение. Ее старшей сестре судья Виноградова А. присудила штраф в размере пяти базовых величин.

"Наша история у многих из тех, кто ее слышал, конвоиров, следователей и судей, вызвало некую улыбку: ну что же вы наивные такие, решили угостить мороженым? Я хочу им сказать: наивные те, кто думает, что жизнь белорусов будет прежним. А нам за наш поступок не стыдно. Мы шли с миром и добром, с открытой душой это делали, хотели проявить заботу. Наше доверие к сотрудникам милиции растоптали однозначно. И хотя доверие подорвано, хочу сказать, что у них есть время и шанс, чтобы переоценить события, которые происходят, и сделать выводы", – завершает разговор наша собеседница.

Эта история своей вопиющей нелепостью и несправедливостью, иллюстрирует ту страшную реальность, в которой мы сегодня живем. Реальность, где со всей остротой стоит вопрос: кому сегодня служит правоохранительная система?


Источник: новы час.

Tags: Актуальное, Беларусь, Задержание, Истории
Subscribe

Posts from This Journal “Задержание” Tag

  • После освобождения: история ещё не закончена...

    Когда меня выпустили из СИЗО, я думала, что на этом всё благополучно закончится. Но, оказалось, это совсем не так: где-то через месяц мне позвонили…

  • Неожиданная встреча

    После того, как меня выпустили из СИЗО, я по уговорам мамы и своего парня до конца недели посидела дома, а потом, на следующей неделе, взяла себе как…

  • Моё освобождение: хэппи-энд

    Отпустили нас также неожиданно, как и задержали. Просто на вторые сутки, которые подходили уже к концу, сказали вдруг идти на выход. Перед…

  • Как меня в СИЗО допрашивали

    Пока мы сидели в камере, каждого из нас по очереди вызывали на допрос, делали фото, чтобы выяснить, не участвовали ли мы в массовых беспорядках.…

  • Белое и красное

    В прошлой своей статье я рассказывала про свою сокамерницу, которую задержали из-за её бело-красно-белого платья. Однако, по всей вилимости, нашим…

  • Про женщину, которую задержали за платье

    Эта история - про ещё одну мою сокамерницу, которую задержали прямо на рабочем месте из-за её бело-красно-белого платья. Вот, что она сама…

  • Моё задержание: продолжение истории

    Когда автозак двинулся в путь, никто не понимал, куда нас везут и что вообще будет с нами дальше. Я надеялась, что вскоре они со всем разберутся…

  • Результаты опроса про моё задержание

    В прошлом своём посте я публиковала опрос, в котором спрашивала, законно ли меня, по мнению читателей, задержали. Такой же опрос я опубликовала в…

  • Опрос. Про моё задержание.

    В прошлой своей статье я рассказывала, как меня после выборов президента задержал на улице ОМОН. Продолжение этой истории я расскажу позже, а сейчас…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments